Младовести (mladovesti) wrote,
Младовести
mladovesti

Categories:

Изощренная система. К 40-летию трагических событий сентября 1973 года в Чили

Изощренная система

Биограф чилийского президента Альенде о причинах и механизме его свержения

С Хесусом Мануэлем Мартинесом, автором биографии президента Чили Сальвадора Альенде, мы встретились в Хельсинки. Накануне 40-й годовщины трагических событий сентября 1973 года издательство "Инто" выпустило финский перевод книги. В пресс-конференции, организованной в связи с выходом биографии в Финляндии, участвовали не только сам автор и представители издательства, но и сотрудники посольств Чили и Испании, а также министр иностранных дел страны Эркки Туомиойя и бывший президент Тарья Халонен. Финские политики, как и Хесус Мартинес, знали президента Альенде, поэтому их выступления были далеки от дежурных заявлений о том, как важна солидарность.

Президент Халонен участвовала в наблюдательных миссиях в Чили, представляя Социал-демократическую партию Финляндии. "Когда я отправилась наблюдать за ходом первомайской демонстрации уже в пиночетовской Чили, я не сказала своим партийным товарищам, что беременна. И только прилетев в Сантьяго-де-Чили, почувствовав атмосферу в стране, я поняла, что совершила ошибку. Пришлось предупредить моих проводников. Когда армия напала на немногочисленную демонстрацию очень смелых людей, меня буквально спасли, спрятав в закрытом кафе. Мне повезло, чего нельзя было сказать о других людях", — поделилась воспоминаниями Халонен.

Эркки Туомиойя также поддерживал социалистическое правительство президента Альенде. "Я приехал в Чили в мае 1973 года. 1 мая мы стояли на трибуне и слушали Альенде. Я помню, какое чувство энтузиазма и надежды тогда владело всеми нами. При этом никто от нас не прятал те трудности, которые переживала страна. После 11 сентября нам удалось спасти некоторых из наших друзей, с которыми мы познакомились в поездке. Но многие погибли. Людей спасали через посольство, на территории которого они прятались. Людей вызволяли через переговоры из концлагерей. Именно тогда в Финляндии появились первые политические беженцы, что было совершенно новым феноменом для нас", — рассказал министр.

Президент Халонен горестно добавила: "Мы не ожидали, что так долго будет тянуться время возвращения Чили к демократии. Чили остается символом хрупкости демократии. Если люди не готовы стоять за нее, то демократию можно уничтожить в один день".

В своем обращении посол Чили еще раз поблагодарил Финляндию за ту гуманитарную и человеческую поддержку, которую чилийцы получили после путча.

— Российские СМИ не обошли вниманием 11 сентября 1973 года, военный переворот и смерть президента Альенде. Однако даже сейчас, после осуждения Аугусто Пиночета, в России считают нормой вставить фразу о том, что "при Пиночете начался экономический рост Чили". Как вы оцениваете экономические достижения чилийской хунты?

— На самом деле экономическая ситуация в Чили стала меняться только десять лет спустя, с 1983 года. До этого страна продолжала находиться в очень тяжелом положении. Я знал университетских профессоров, которые в складчину покупали одну газету на группу из трех-пяти человек. Да, Чили Пиночета встало на путь неолиберального развития, однако после глубокого кризиса 1982 года Пиночет ввел контроль над экономикой со стороны государства, гораздо более жесткий, чем президент Альенде.

При Пиночете в страну полились зарубежные инвестиции. Они пришли из Канады, Австралии, Швеции, крупных мультинациональных корпораций, которые находились под контролем США. Диктатор приватизировал практически все отрасли экономики. Он позволил приватизацию медных рудников. Однако это не стало толчком для экономического бума. Стоит заметить, что Пиночет не разрешил приватизацию ни одного рудника, который был национализирован Альенде. Он разрешил приватизацию только вновь открытых рудников.

— Что, на ваш взгляд, помогло Чили вернуться к демократии в 1989 году?

— Исторически в Чили очень сильная традиция демократии. При этом она была весьма изощренной. Например, каждый сенатор имел, скажем так, партнера из другого лагеря. Если сенатор из числа правых по каким-то причинам не приходил на заседание и не участвовал в голосовании, то и его "партнер" из левого крыла также не участвовал. И, соответственно, наоборот. Альенде был частью этой системы. Он чувствовал себя одинаково комфортно во время уличных акций и демонстраций и на трибуне Сената. Он был хорошо знаком как с правыми политиками, так и с левыми. И обладал возможностями быть ими услышанным.

Демократическая традиция Чили уходит корнями в 60-е годы XIX века, когда "свободные масоны", игравшие на тот момент прогрессивную роль в жизни страны, обеспечили разделение церкви и государства, покончили с монополией церкви на заключение брака и создали очень эффективную систему социального образования.

Дед Сальвадора Альенде, который так же, как и внук, был врачом, стал одним из основателей Радикальной партии Чили, которая всегда была связана с масонами. Только в 60-е годы XX века от Радикальной партии откололись правые круги, сформировав Партию радикальных демократов, которая и поддержала Пиночета. В то время как Радикальная партия выступала на стороне Альенде.

Сам Альенде прошел обряд посвящения в масоны, однако он не был особо активным. Только за несколько лет до прихода к власти он обратился к чилийским масонам с удивительной и яркой речью, призывая их вернуться к прогрессивным истокам движения и встать на путь борьбы за социальные права. В то время, когда Альенде был активным политиком, масоны не были в фаворе у левых. Они скатились к консервативным позициям. Причина — масоны разбогатели, осоловели, не хотели больше что-то менять. Коммунисты вообще категорически запрещали членам своей партии быть масонами.

— Как вы попали в круг президента Альенде?

— Я был тогда очень молодым профессором Католического университета в Сантьяго-де-Чили. Был политизирован. Мы создали свою собственную партию — Движение единого народного действия, отколовшись от Христианско-демократической партии Чили.

Меня назначили генеральным директором Чилийского киноинститута, президентом которого был гениальный режиссер Мигель Литтин. Также я входил в совет директоров издательства Quimantu.

Первый год Альенде у власти был полон эйфории, ожиданий и надежд. Был отмечен определенный экономический подъем. Происходило справедливое распределение национальных богатств. Когда Альенде вынес на обсуждение вопрос национализации медных рудников, он получил полную поддержку Сената. А ведь у Альенде не было парламентского большинства. Однако за предложение проголосовали и христианские демократы, которые поддержали Альенде и на президентских выборах, так же как и коммунисты. Важно отметить, что не все реформы в стране начал именно Альенде. Например, аграрная реформа была начата именно христианскими демократами, а Альенде ее только закончил.

— Кто стоял за Пиночетом?

— Дело в том, что по прошествии двух лет президентского срока Альенде стало ясно, что его общественное признание растет. Радикальные правые круги и власти США осознали, что они не смогут избавиться от Альенде через демократические процедуры. Они начали оказывать давление на Радикальную партию, которая состояла из масонов, и на правые круги христианских демократов, а также на военных. Они смогли добиться раскола внутри этих сил. Переворот в Чили не был военным в классическом понимании этого термина. Это был заговор гражданских, осуществленный руками военных.

— Какие ошибки, на ваш взгляд, допустил президент Альенде?

— Конечно, он делал ошибки. Любой политик может сделать неверный шаг, но это не основание для переворота и убийства людей. Я бы сказал, что ошибки были допущены всеми членами правящей коалиции. Основная заключалась в том, что среди членов коалиции были те, кто ратовал за реформы быстрыми темпами, в то время как Альенде был убежден, что скорость реформ зависит от того, насколько полной будет поддержка общества. Это стало одной из причин для разногласий.

Кроме того, Альенде так и не удалось привлечь в коалицию христианских демократов, несмотря на то, что они поддержали его на выборах. Когда стало понятно, что ему не удается расширить коалицию, баланс власти стал клониться вправо. Альенде до самого конца, даже за несколько дней до переворота пытался изменить эту ситуацию.

Дурную поддержку оказали Альенде и те его поклонники, которые везде кричали о нем как о "первом марксисте, ставшем президентом страны". Сам Альенде относился к такому пиару с улыбкой. Он не возражал, потому что это ему в какой-то мере льстило. Но по сути он был социал-демократом. Марксизм Альенде — понятие весьма относительное. Но это сильно напугало местных правых и США. Еще одной слабостью Альенде оказалась неспособность понять, что из себя представляли США и СССР. В этом смысле он оставался политиком "локального", а не глобального масштаба.

— Расскажите о тех днях сентября 1973 года. Вы ожидали чего-то подобного?

— Да. Для нас путч не был неожиданным. Ситуация была очень напряженной уже с конца июня 1973 года, когда полковник Роберто Супер окружил президентский дворец силами своего танкового полка. Тогда путч удалось подавить, потому что главнокомандующий Карлос Пратц встал на сторону президента. Но этот "предварительный" переворот, несмотря на то, что он был подавлен, стал точкой отсчета. Он позволил заговорщикам более грамотно выстроить свои действия в будущем.

Неожиданностью стало предательство Аугусто Пиночета. Изначально он не был частью заговора. К нему обратились всего лишь за три дня до переворота. Командующие ВВС и ВМФ представили ему план свержения правительства. Это было что-то типа ультиматума: "Ты либо с нами, либо тебя нет". Но Пиночет оказался абсолютным оппортунистом. Уже через несколько дней он легко убивал своих бывших друзей. Тот же генерал Пратц, который был вынужден уйти в отставку из-за действий заговорщиков, лично порекомендовал Пиночета Альенде как верного офицера. Через год Пратц будет убит в Аргентине вместе со своей женой. Когда произошел переворот, маленький сын министра обороны Чили Орландо Летельера смотрел телевизор. Он увидел Пиночета на экране и сказал: "Но нам нечего бояться. Дядя Аугусто нас всех спасет". "Дядя Аугусто" отдал приказ об уничтожении Летельера, и в 1976 году он был убит в Вашингтоне.

Я, моя жена и дочери спаслись чудом. Несколько недель нас прятали разные друзья. Потом на помощь пришла церковь. Лидеры Католической и Лютеранской церквей и еврейские раввины сделали общее обращение к ООН. Уже через несколько недель в страну приехал верховный комиссар по делам беженцев. Вскоре появились "дома безопасности" под наблюдением ООН. Они были не только в Сантьяго, но и в окрестностях города. В ноябре меня и семью вывезли в Испанию.

В концлагерях Пиночета томились тысячи людей. Но самыми страшными были так называемые пыточные центры, в том числе стадион, на котором оборвалась жизнь поэта Виктора Хары. Многие страны предпринимали попытки освободить людей. Финляндия спасала людей у себя в посольстве, а потом вывозила из Чили. СССР также спас многих потенциальных жертв режима. Всем известна история обмена Луиса Корвалана на Владимира Буковского. Что сказать, они оба заслуживали свободы.

— Что за отношения были между Альенде и Коммунистической партией Чили?

— Коммунисты были основной силой, которая поддерживала Альенде. Альенде был убежденным социалистом, но у него всегда были проблемы внутри партии. Коммунисты поддерживали его кандидатуру на всех выборах. Только накануне тех, на которых Альенде все-таки победил, Корвалан пригласил его к себе. Это было в 1969 году. Он сказал, что они выставят своего кандидата — Пабло Неруду. Сказал, что "Альенде исчерпал свой политический капитал, что он повторяется, что он становится скучным". Тем не менее в итоге они все равно поддержали Альенде: было понятно, что Неруда, несмотря на то, что был гениальным поэтом, не мог стать кандидатом от коалиции.

— Какова, на ваш взгляд, роль Альенде в истории?

— Сорок лет спустя Чили снова относится к числу демократических государств. Пиночет и ряд военных понесли наказание. В Чили даже есть специальная тюрьма для осужденных за преступления хунты. Не так давно были осуждены восемь офицеров, убивших Виктора Хару.

В Чили всем известна история еще одного генерала — Хуана Эмилио Чейре. В 2003 году он признал, что армия применяла жестокие пытки по отношению к политическим заключенным. В это время он находился на должности верховного главнокомандующего. Более того, он осудил преступления хунты. В 2012 году один журналист нашел историю ребенка, которого генерал Чейре отобрал у женщины, погибшей под пытками по его приказу. Он спрятал ребенка в одном из монастырей. Чейре не был привлечен к уголовной ответственности, но он был подвергнут моральному осуждению.

Однако не все понесли наказание. Я говорил об очень значительном гражданском элементе в заговоре 1973 года. Именно гражданские участники путча получили все возможные выгоды от кровопролития, в которое была ввергнута страна: власть, деньги, безнаказанность. Вы знаете, сейчас дело дошло до того, что некоторые осужденные военные стали жаловаться на то, что они платят по счетам "гражданских отцов путча". И самое главное — 40 лет спустя к власти в Чили, скорее всего, придет коалиция в том составе, в котором ее видел Сальвадор Альенде. В нее теперь входят и коммунисты, и христианские демократы. Альенде оказался прав в понимании хода событий. А США больше не сможет иметь того влияния на Латинскую Америку, которое они имели тогда, в 70-е, что позволило им стать частью заговора против демократического избранного правительства.

Оксана Челышева

Tags: 11 сентября, Оксана Челышева, Сальвадор Альенде, Чили, генерал Аугусто Пиночет, фашизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment